Гаряча лінія:
0 800 300-911
з мобільних:
8-911
Безкоштовно
по Україні
fb vk od email
Прес-центр: Кто на новенького?
4 жовтня 2008

 

 

Говоря об экономических последствиях грузино-осетинского конфликта, западные эксперты прежде всего указывают на возросшие риски в грузинской финансовой системе. Наиболее объективная и исчерпывающая оценка отражена в отчете международного рейтингового агентства Fitch Ratings.

«Несмотря на договоренность о прекращении огня, а также ряд обнадеживающих свидетельств устойчивости грузинской экономики и потенциальной поддержки со стороны международных финансовых организаций, мы отмечаем сохранение рисков для экономики и кредитоспособности», – заявил Эдвард Паркер, глава аналитической группы Fitch по суверенным рейтингам на развивающихся рынках Европы.

Другими словами, Fitch ожидает, что конфликт может негативно сказаться на премии за риск и способности страны привлекать прямые иностранные инвестиции, которые в прошлом году достигли 19,7% ВВП, а также па притоке зарубежного капитала в таких же объемах, как и ранее.

Главными донорами Грузии по прямым инвестициям в 2006—2007 гг. были (в порядке убывания) США, Великобритания, Казахстан, Турция и Россия. Объем прямых российских инвестиций с 2001 года составил более $250 млн, по логично предположить, что после конфликта этот поток если не иссякнет вовсе, то значительно уменьшится. Украина же в этом списке не в первых рядах. Так, по данным Госкомстата, украинские прямые инвестиции в грузинскую экономику за весь период отношений составили 531,7 млн. Впрочем, в Грузии надеются, что в результате последних событий эта цифра значительно увеличится.

«Мы рассчитываем на участие украинского капитала в восстановлении грузинского бизнеса. Тем более что анализ рынка показывает, что па сегодня цена капитала в Грузии выше, чем в Украине, что делает инвестиции в нашу страну более привлекательными. Поэтому я предполагаю, что приток капитала из Украины активизируется», – считает Алекси Алексишвили, экс-министр финансов и экономики Грузии и основатель Policy and Management Consulting Group (PMCG).

Строительные перспективы

Эксперты по грузино-украинским экономическим отношениям Алекси Аленсишвили (1), Шота Кобелиа (2) и Тарас Жилинский (3) уверены, что сегодняшний кризис в Грузии, вызванный военным конфликтом, может весьма позитивно повлиять на торговые отношения двух стран и в итоге привести к обоюдным выгодам

Недостаток средств для дальнейшего развития экономики Грузии придется покрывать за счет привлечения кредитов из-за рубежа. Правда, Украине в этой сфере вряд ли что-то светит. Кредитование Грузии украинским правительством маловероятно. Во-первых, нам сейчас самим деньги нужны, а во-вторых, занимать на Западе все же дешевле.

По этой же причине вряд ли смогут заработать на помощи грузинской финансовой системе и крупные украинские банки: они все еще никак не могут отделаться от последствий мирового финансового кризиса, в прямом смысле оставшись без денег. Другое дело, что Всемирный банк уже заявил о готовности предоставить Грузии кредит в размере $300—350 млн на поддержку курса реформ в стране и на восстановление инфраструктуры, в том числе на муни муниципальные и дорожные работы. А значит, в скором времени будут объявлены тендеры на выполнение этих работ.

Именно в них Украина может проявить себя и, соответственно, неплохо заработать. Кроме того, нашим компаниям сегодня стоит внимательнее присмотреться к транспортным и энергетическим объектам Грузии. Особенно учитывая почти полное прекращение ее сотрудничества в этих сферах с Россией. Так, еще в конце прошлого года Арчил Николеишвили, замминистра энергетики Грузии, заявил, что страна больше не нуждается в поставках из РФ, которая ежегодно переправляла 100 МВт электроэнергии на грузинскую территорию. И с большой долей вероятности можно предположить, что новых российско-грузинских проектов на государственном уровне при участи Саакашвили не будет.

Но пока украинское правительство раздумывает, конкуренты не дремлют. Активное желание поучаствовать в восстановлении инфраструктуры и строительстве новых объектов уже изъявил Казахстан, где на рынке недвижимости сейчас господствует кризис. И, скорее всего, в ближайшее время это сделает Турция, в прошлом году буквально ворвавшаяся на рынок грузинской курортной недвижимости, активно осваивающая также другие сегменты строительства.

Мгновенно поступившее от Казахстана предложение помочь грузинской экономике не случайно. Как уже отмечалось, он входит в пятерку стран, наиболее активно инвестирующих в грузинскую экономик)', и, судя по всему, с выходом России из этого списка собирается переключить на себя и ее сферы вложений. О намерениях только укрепить экономическое сотрудничество может свидетельствовать реакция Астаны на выход Грузии из СНГ: как только из Тбилиси последовало данное заявление, официальный Казахстан немедленно откликнулся заверением, что это не будет иметь отрицательных последствий для его отношений с Грузией.

Вероятнее всего, Казахстан будет стремиться участвовать в восстановлении объектов нефтегазовой промышленности и инфраструктуры, отвечающей за их транспортировку. Еще бы, ведь Казахстан и Азербайджан транспортируют часть своей нефти по железной дороге через Грузию, а Государственному казахскому нефтегазовому концерну принадлежит один из самых важных нефтяных терминалов в Грузии, расположенный в Батуми. Сегодня казахи уже заявили, что собираются принять участие в восстановлении взорванного железнодорожного моста, по которому через него осуществляется транзит грузов и нефти.

Украину зальет вином

Сложившаяся сегодня ситуация может также обеспечить хороший толчок в торговых отношениях между Украиной и Грузией. Впрочем, их и так нельзя было назвать вялыми. И если в 2005 году товарооборот составил $256 млн, то в 2006 – уже $377 млн (рост 47%), а в 2007 – $670 млн (рост 77,5%).

По итогам 2007 года объем экспорта из Украины в Грузию составил $527 млн, импорта – около $100 млн. Это одна из немногих стран с такими хорошими для Украины показателями. Мы поставляем в Грузию металл и металлопродукцию, оборудование, изделия химической промышленности, автомобили, древесину и продукты питания. К нам же завозят коньяки и вина, фрукты, продукцию легкой промышленности и минеральную воду.

Сегодня, по заверениям украинских производителей, они бы вполне могли увеличить объем экспортируемой продукции, особенно в части металла и продуктов питания. Если бы не одно «но». Разбомбленный порт Поти.

«Из-за закрытия морских ворот Грузии с начала августа мы приостановили экспорт кондитерских изделий в эту страну. Более того, через грузинскую территорию шли также поставки в некоторые соседние с ней ораны, в частности, в Армению. Туда мы также на протяжении нескольких недель не могли поставлять свою продукцию», – рассказывает Андрей Дикунов, генеральный директор компании «ЛВК».

А вот в том, что возрастут поставки грузинского импорта в Украину, причем не ситуативно, а на весьма продолжительное время, сомневаться не приходится. Если раньше основным рынком сбыта, например, вина, была все-таки Россия, то в последние пару лет виноделы начали потихоньку переориентироваться па Украину и Восточную Европу, а после последних событий украинский рынок должен стать для грузинского вина основным.

«Доля Украины в экспорте наших вин уже составляет 35% и в будущем будет только возрастать. Кроме того, потеряв российский рынок, нам пришлось активно пробиваться на европейские и азиатские, и, на мой взгляд, мы добились немалых успехов 'в этом. Сегодня мы поставляем весь портфель своей продукции в страны Балтии, Польшу, Чехию, Бельгию, Англию, Ирландию, Турцию и Корею», – рассказывает Шота Кобслиа, коммерческий директор Teliani Group, в которую входит один из крупнейших грузинских производителей вина компания Teliani Velley.

Перерыв в поставках продукции в Украину г-на Кобелиа пока не сильно беспокоит. По его словам, на ближайшее время запасов на рынке долж! ю хватить для бесперебойных продаж. «По проблемы возникнут, если вывод войск затянется еще на пару месяцев», – предупреждает он.

Денежная передислокация

Украинский рынок может пополниться не только грузинским вином, минералкой, цитрусовыми, по и грузинским бизнесом. По словам Алексия Алексишвили, некоторыми грузинскими предпринимателями серьезно рассматривается вопрос о переносе производств в Украину. Более других об этом задумываются компании, работающие сфере легкой промышленности, так как сырьевая база для этого сектора в Украине ничуть не хуже, если не лучше грузинской.

«Перенос бизнеса именно в Украину предпочтителен уже потому, что она на протяжении последнего десятка лет считается одним из самых благоприятных рынков для грузинского бизнеса. Это страна, где людей не делят по этническому принципу, что является серьезной проблемой в России», – полагает г-н Алексишвили.

По его мнению, главная задача для обеих стран сегодня состоит в создании как можно более привлекательного климата для бизнеса, в котором будет отсутствовать деление по национальному происхождению владельцев предприятий. Впрочем, учитывая более чем успешный отечественный опыт Давида Жвании, Льва Парцхаладзс, Тариэла Васадзе и других украинских бизнесменов грузинского происхождения, уроженцам Кавказа вряд ли стоит опасаться предвзятого отношения к ним в Украине.

Но если выгоды большинства сфер украинского бизнеса от конфликта в Грузии пока можно оценить лишь как потенциальные, то один из сегментов уж совершенно точно останется в выигрыше. Пока украинские производители, строители, финансисты и энергетики еще думают, каким образом заработать на процессе восстановления грузинской экономики, игроки отечественного туристического рынка, в особенности те, кто работает с украинскими курортами, уже радуются предполагаемому увеличению количества туристов.

«Бели в предыдущие годы количество украинцев, посетивших грузинские горнолыжные курорты, постоянно увеличивалось, то в нынешнем году можно прогнозировать отток отдыхающих с кавказских гор. И вероятнее всего, что многие из них в качестве альтернативы выберут украинские Карпаты», – считает Тарас Жилинский, финансовый директор компании «Ин-Тайм». Это будет на руку бизнесменам Прикарпатья, серьезно потратившимся на восстановление курортной инфраструктуры после потопа.

Что же до туристического бизнеса Грузии, а также Южной Осетии (в последние пару лет этот регион становился все более активным игроком туристического рынка), то о нем пока можно забыть. И дело даже не в частично уничтоженной инфраструктуре, а в весьма осторожном отношении туристов, которое выработалось к этим двум странам после конфликта. Так что украинским предпринимателям эксперты не рекомендуют инвестировать в грузинские горнолыжные курорты, а переориентировать средства на все те же Карпаты. Кстати, вполне возможно, что украинский зимний курорт получит и деньги грузинских бизнесменов. Ведь куда спокойнее вкладывать туда, где заливает, нежели туда, где стреляют.